Откровенный разговор

«Я думал, что попал к сектантам, а через 9 лет они спасли мне жизнь.» — рязанский алкоголик Саша.

«Комсомолка» выяснила, что такое Содружество АА и чем оно помогает традиционной медицине.

Предубеждений насчет алкоголиков не счесть, а уж словосочетание Содружество Анонимных Алкоголиков и вовсе вызывает глухую стену отторжения. Ну не может быть все так хорошо, как по телевизору из Америки! А Содружество АА, как его называют по всему миру зародилось именно за океаном, 76 лет назад. В России оно появилось только в конце 80-х годов, в Рязани — 20 лет назад. Причем инициатором появления у нас таких групп были врачи-наркологи областного диспансера. Сейчас в организацию входит более пяти тысяч россиян. Все они, прежде «неизлечимые» люди не пьют годами и при этом, в отличие от закодированных алкоголиков, чувствуют себя счастливыми.

«Я не могу пить, и я не могу не пить».

Тяжелая голова, нежелание жить и беспросветное самобичевание, а главное вопрос: «Зачем я вчера пил?». Тe, кто просыпаются с таким ощущением лишь изредка — счастливчики. Они не знают, что такое алкоголизм, а лишь посмеиваются над собой спустя уже несколько часов. Алкоголик знает — следующее утро будет таким же. Верить в это он не хочет думает, что уж этот раз точно был последним. Но следующая рюмка будет либо сразу после того, как смог встать с постели, либо вечером, до которого еще надо как-то дотянуть. А там снова забытье. Слова, понятные любому алкоголику: «Я не могу пить, и я не могу не пить».

Одинаковые судьбы.

В числе алкоголиков — и доктора наук, и продавщицы. Ни пол, ни возраст, ни образование для этой болезни не имеет значения. Истории у каждого свои, но по сути все одинаковы. Сначала компании, изредка собирающиеся по праздникам. Потом желание попадать в такие компании возрастает, но мысли о том, что это ради выпивки — нет.

— Это просто весело, надо же как-то расслабиться после работы. А почему бы и после, когда уже идешь домой, не взять бутылочку пива или вина? — говорит себе обычно любой, кто только начинает заболевать.

Тут и наступает момент, когда человек начинает пить дома в одиночестве: сначала покупает алкоголь по пути от друзей, а потом и вовсе сразу после работы: «Зачем мне куда-то идти? Надоели все». А многие вокруг и не замечают перемен, особенно у женщин, которые внимательнее мужчин относятся к внешности.

— Я довольно быстро приспособилась, — говорит алкоголик Елена. — Нужно просто подобрать напиток: градусы набираешь, а ничего не видно. А не пить уже не могла — постоянные стрессы, обиды. Все снимает только алкоголь. Расслаблялась по полной только по пятницам и субботам, после таких вечеров уже ни от кого ничего не скроешь. Но такой меня никто и не видел, а в понедельник я снова «огурцом». Так получилось, что поменяла работу, и резких изменений во внешности, по сравнению с тем, что было года три назад, никто из новых знакомых и не заметил.

Постепенно мир становился все более беспросветным, и фраза «надоели все» переносилась с друзей по выпивке на всех остальных: коллег, родственников и самых близких людей.

Елене 27 лет, не пьет уже полгода. Сейчас у нее начинается другая жизнь…

— Бабы достали. На работе все плохо,— говорит, алкоголик Александр,— Выпивка стала мне настоящим другом. В морду надо кому-то дать? Да легко! Особенно если выпьешь для храбрости. Ты сразу и в компании крут, и с женщинами в постели неугомонный, да и начать отношения куда легче, ведь появляется раскрепощенность.

Сейчас Александру 33 года, из них 19 он пил. Без алкоголя 1 год и 1,5 месяца. Пробовал все — и кодировки, и гипноз, и клиники. Без толку.

— Алкоголь превратился из друга во врага. Я потерял работу, все временные заработки уходили на новые запои. Жена ушла, — говорит Александр.— А однажды услышал, как мать сказала отцу: «Лучше бы он сдох». Это про меня.

То, что он алкоголик, к тому времени Александр уже понял и хотел изменить свою жизнь. Это немало, но до трезвости еще очень далеко. Причина — излишняя уверенность в своих силах. Именно упрямство и желание доказать самому себе «я смогу» многих и сгубило. А никакая сила воли тут не поможет. Человек может и должен рассчитывать на нее, но только тогда, когда сам себе хозяин. В случае с алкоголизмом твой хозяин — это твоя болезнь.

Для Елены первая же попытка присоединиться к Анонимным алкоголикам стала удачной — она осталась.

А вот у Александра первый визит был крайне неудачным.

— Почему они так смело говорят об этом и добавляют к своему имени это проклятие «Я алкоголик»? И, заразы, при этом не чувствуют неловкости — говорят это смело, еще аплодируют друг другу — точно секта! Наверняка начнут деньги вымогать, облапошат и квартиру отберут, — с такими мыслями Александр и ушел, еще и поскандалив «на прощание». — Если у них есть проблемы с алкоголем, то уж точно не такие, как у меня. Я униженный, оскорбленный Богом. Я им не поверил, не услышал тот путь, не почувствовал доброту.
Дальше ничего не менялось. Когда стало совсем худо, родные поместили Сергея в платную клинику. Там нет ни телефонов, ни журналов, никакой информации. Зато есть общение с людьми, которые говорят о своих проблемах. И тут выясняется, что путь к болезни, ощущение непреодолимой тяги к алкоголю, невыносимость такой жизни и бессилие перед болезнью у всех одинаковы!

— Диагноз в клинике никто не ставил, я должен был поставить его себе сам. И понять, что моя единственная проблема — алкоголизм,— говорит Александр.— Там я поверил, что есть трезвый путь, но решил, что справлюсь сам. В итоге в клинику попадал еще два раза. Остановиться и не пить не мог. После третьего раза — с поднятыми руками пришел в Содружество АА, спустя 9 лет после первого визита. Просто уже убедился, что сам ничего сделать не могу. И туг услышал от разных людей: « У меня 8 лет трезвости. А у меня 13. У меня 2,5 года». С этого момента я принял Содружество АА как панацею. Мог бы и раньше, но я очень гордый, наглый и своевольный.

Как это работает, неизвестно. Но работает!

В основе работы Содружества АА лежит «Программа 12 шагов», разработанная еще 76 лет назад. Первый шаг — признание того, что ты бессилен. Сделав это, дальше идешь вместе со всеми. Люди здесь рассказывают о том, что было раньше, какие проблемы волнуют сегодня, и как остаются трезвыми в трудные минуты. На первый взгляд такие разговоры ничем не помогут. Практика доказывает обратное.

— Я до сих пор до конца не понимаю, как именно мне и другим алкоголикам помогает общение в группах. Но после каждой такой встречи просто легче,- говорит Елена. — Легче пройти мимо «родного» ларька, легче пережить каждодневные стрессы. Я просто счастлива, что получается не вернуться в этот кошмар и главное — увидеть мир совершенно по-новому. Но я твердо знаю, что ни одной рюмки мне нельзя — это путь назад. Только когда держишься сам — это мука. А когда все вместе — просто наша общая особенность.

Содружество АА — некоммерческая организация. На чай и сладости сбрасываются кто сколько может. Большего и не надо, поскольку в Рязани помещения им дали, в том числе в наркодиспансере, так что арендовать не надо.

— В Содружество АА идут люди, у которых еще есть клич к самому себе. Они поняли, что это болезнь, что в одиночку они не справятся, — говорит Анатолий Щербаков, заведующий отделением медико-психологической реабилитации Рязанского областного клинического наркологического диспансера. — После попадания в группу люди, страдающие алкоголизмом, уже не живут наедине со своими мыслями. Всем вместе легче поддерживать трезвость. И это работает.

Алкоголизм — это неизлечимая, прогрессирующая и смертельная болезнь. Тем, кто снова хочет жить, надо просто попробовать прийти в Содружество АА. И помните — вы группе нужны не меньше, чем она вам.

Екатерина СМБАТЯН. Газета «Комсомольская правда!» Рязань, 5-12 января 2012 г.